Теория профессора Максимова

Новый всплеск исследований в области тканевой терапии положила Санкт-Петербургская Военно-медицинская академия в начале XX в. Известный гистолог, профессор Александр Александрович Максимов глубоко занимался вопросами гистогенеза и превращений клеточных форм соединительной ткани и крови. В частности, он заинтересовался стабильным количеством эритроцитов в человеческом организме. Дело в том, что деление зрелых клеток невозможно, а эритроциты, являясь самым многочисленным отрядом клеток, иногда даже утрачивают весь хромосомный аппарат вместе с ядром. Вообще многие специализированные клетки в человеческом организме не обладают способностью делиться. Возьмем для примера мышечные или нервные. Однако нейроны и яйцеклетки живут много десятилетий. Срок же жизни эритроцитов не превышает 100 дней и, казалось бы, количество их должно резко сокращаться, доходя до критической точки. Что же происходит на самом деле? В ходе исследования Максимов обнаружил, что в красном костном мозгу живут клетки, которые обладают существенной функцией – функцией деления. Полученные в результате деления 2 молодые клетки радикально отличаются друг от друга. Одна вырастает и снова делится, а вот вторая претерпевает морфологические изменения и становится одной из клеток крови, приобретая различные функции. Миллиарды клеток, из которых составлено, например, взрослое тело позвоночного животного, произошли от бесчисленного количества деления одной исходной клетки этого организма. В ходе эмбриогенеза оплодотворенная клетка делится и дает начало клеткам, которые имеют одну функцию – передачи генетического материала в следующие клеточные поколения. По мнению Максимова, клетки, обладающие способностью делиться, образуют своеобразный ствол, от которого отходят клетки, приобретающие «различные профессии», – это эмбриональные СК (ЭСК). Так, Максимов ввел в научный обиход в 1908 г. термин «стволовая клетка» (Stamzelle). Стволовой кроветворной клетке Максимов придавая особое значение. «Эта индифферентная мезенхимная блуждающая клетка, лимфоцит, является, следовательно, общей родоначальницей всех элементов крови… лимфоциты… по мере надобности могут быть быстро принесены в больших массах к тому месту, где они нужны». Правда, позднее он признал, что родоначальником миелоидной ткани является не лимфоцит, а гистобласт. Но это не изменило сущности утилитарной теории. Открытие, сделанное Максимовым, носило чисто теоретический характер, так как тогда еще не было возможности различить СК среди многочисленных клеток костного мозга. В своей монографии и в последующих работах Максимов описал развитие кровяных элементов у зародышей млекопитающих и акул, кроветворение у земноводных, создав, таким образом, теорию гистогенеза крови.

Сначала считалось, что деление клетки возможно лишь для кроветворной ткани. К этому заключению приводил тот факт, что высокодифференцированные клетки (кардиомиоциты, нейроны) практически не делятся. Менее же дифференцированные клетки – фибробласты, гепатоциты – частично сохраняют способность к размножению и при определенных условиях делятся и увеличивают свое число. Общей закономерностью является то, что если клетка вышла на этап дифференцировки, то количество делений, которое она может пройти, ограниченно. Так, например, для фибробласта лимит составляет 50 делений, для СК крови – 100. Значит, если в геноме клетки происходит сбой, то мутация будет растиражирована в ограниченном количестве и не сыграет большой роли для организма в целом. В дальнейшем ученые все же пришли к выводу, что смена клеточного состава характерна не только для крови. Существование любого эпителия обусловлено непрерывным обновлением клеток. Возьмем, к примеру, волосяную луковицу. Вещество волоса образуется в процессе деления клеток. Часть делящихся клеток покрывается кератиновой оболочкой и отмирает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *