РОДОСЛОВНАЯ ЧЕЛОВЕКА Часть 3

Мы еще раз подчеркиваем, что разные названия, которыми названы разные формы, по крайней мере не свидетельствуют об их различии. Такие морфологические признаки, как строение скелета, обнаруживают большую изменчивость в популяциях людей. Несомненно и предки человека отличались большой изменчивостью. Отсутствие достаточного количества материала ископаемых форм не позволяет нам определить объема этой изменчивости.

Не следует забывать также о расовых различиях между разными группами первобытных людей, живших в разных местностях. Не только развитие человека разумного привело к образованию разных расовых различий, но, как мы указывали выше, Homo erectus встречался по крайней мере в двух разных расах.

Нам кажется, что наиболее трудно упорядочить целый ряд ископаемых форм, датирующихся более поздними геологическими периодами. Ископаемые остатки человека найдены во втором межледниковом периоде в Сванскомбе (Swanscombe) в Англии, в третьем ледниковом периоде в Steinheim в третьем межледниковом — в Эрингсдорфе (Ehringsdorf) и Fontechevade. Кроме того, как в третьем ледниковом, так и в четвертом ледниковом периоде живет форма, называемая неандертальским человеком.

В конце плейстоцена, то есть в период четвертого обледенения, появляется человек разумный, который как единственная форма живет до настоящего времени. Человек разумный, появившийся в четвертом ледниковом периоде, то есть примерно 75000 лет тому назад, обладает уже признаками, свойственными современному человеку, которого можно было бы назвать Homo sapiens sapiens, обозначая этим тройным названием его принадлежность к формам, живущим в настоящее время.

Наиболее трудным и спорным вопросом в палеонтологии является взаимоотношение Homo sapiens и Homo neanderthalensis. Мнения ученых по этому вопросу расходятся и нам кажется, что не скоро еще наступит согласование разных взглядов.

Для биолога приемлемой является концепция известного английского палеонтолога Ле-Грос-Кларка, а также замечания генетика Добржанского об эволюции человека. Вообще, как нам кажется, палеоантропология до настоящего времени не учитывает в достаточной степени успехов генетики, которые могли бы оказать большую помощь при установлении генезиса нашего рода.

Следует помнить, что современный человек, несмотря на деление на различные расы и популяции, представляет собой только один вид. Ни одна человеческая раса не является в отношении других генетически закрытой системой. Представители разных рас не только могут скрещиваться между собой, но в результате такого межрасового скрещивания потомство всегда бывает полностью плодовитым.

Хотя представители отдельных рас отличаются друг от друга многими соматическими признаками, объем изменчивости в каждой расе довольно велик. Поэтому, если антрополог имеет перед собой только части скелета, определение расовой принадлежности благодаря этой большой изменчивости часто является невозможным. Поэтому нет никакой уверенности в том, что уже в конце плейстоцена существовала дифференциация вида Homo sapiens на известные в настоящее время расы. Возможно, что лишь после конца четвертого ледникового периода в быстром темпе возникли известные в настоящее время расы современного человека.

Если, однако в настоящее время каждая из человеческих рас обладает такой большой изменчивостью, то наверняка и раньше еще в плейстоценовом периоде могли существовать разные расы. Ввиду меньшего количества населения и меньших возможностей скрещивания представителей разных популяций, шансы возникновения расовых различий были большими, чем в следующих периодах. Не следует также забывать, что ледниковые периоды также являлись фактором, облегчающим быстрое развитие генетического различия между человеческими популяциями, жившими в местностях, занятых ледниками, или вблизи них, и популяциями, жившими дальше на юг.

Можно согласиться со мнением Le Gros Clark что из вида Homo erectus постепенно, эволюционным путем, начали развиваться формы, которые отличались все большим сходством с Homo sapiens. К ним следует отнести формы, обнаруженные в Сванскомбе (Swanscombe), Штайнхайме (Steinheim), Фонтеш-ваде (Fontechevade) и другие.

Частично

Рис. 80. Частично реконструированный череп из Steinheim. Хотя этот череп относится к неандертальским формам, он отличается среди них примитивным строением; по Ле-Грос Кларку.

Типичный

Рис. 81. Типичный неандертальский череп; по П. Грассэ.

Общая эволюция человеческого рода происходила в направлении человека разумного. Однако эти формы, жившие в разных климатических условиях и значительной географической изоляции, отличались друг от друга. Главным образом в четвертом ледниковом периоде особые климатические условия, господствовавшие в Европе и Азии, способствовали обособлению формы, которая названа неандертальским человеком (Homo neandenhalensis). Типичные представители этих человеческих форм жили только во время четвертого ледникового периода на территории Европы, где и были раньше всего обнаружены. Родственные им формы, однако, встречаются уже в третьем межледниковом периоде.

По мнению многих исследователей, морфологические особенности скелета этих типичных неандертальцев так отличны от Homo sapiens, что их относят к особому виду. Отсюда и происходит название Homo neandenhalensis в противоположность Homo sapiens.

Приведем вкратце эти характерные особенности неандертальского человека, базируясь на определении этой формы, которое дает Ле-Грос-Кларк.

Череп прежде всего характеризуется массивными надбровными дугами. Лоб покатый. Лицевой череп хорошо развит. Массивная нижняя челюсть лишена характерного для человека разумного подбородка. Зубы более крупны, чем у Homo sapiens. Емкость мозгового черепа была большой и колебалась от 1300 до 1600 см3. Неандертальский человек был невысокого роста, коренастый, отличался большой физической силой, о чем свидетельствуют массивные кости и поверхности прикрепления мышц.

Классические неандертальские формы жили в Европе в четвертом ледниковом периоде, однако близкие им формы жили в Азии и Африке. Ввиду того, что человеческие и предчеловеческие формы отличаются большой изменчивостью, некоторые из современных авторов, а особенно генетики, считают, что несмотря на различия, которые имеют место в строении скелета, неандерталец был только расой, а не отдельным видом человека. В связи с этим большой интерес представляют находки ископаемых форм на горе Кармель в Палестине.

Вероятно эти находки относятся к формам, жившим в третьем межледниковом и в начале четвертого ледникового периода. Некоторыми своими признаками они приближаются к Homo sapiens, тогда как другими они сходны с неандертальцами. Некоторые из авторов предполагают, что палестинские формы являются продуктом скрещивания Homo sapiens с Homo neandenhalensis, другие зато считают, что эти формы представляют постепенный переход от форм человека неандертальского к человеку разумному.

Неандерталец жил в Европе еще 35-40 тысяч лет тому назад. Он жил в пещерах и на равнинах южной и восточной Франции группами в 30-50 человек. В холодном климате того времени в Европе жили разнообразные животные, как северные олени, песцы, зайцы, зубры, лошади, олени, мамонты, носороги, а из хищников — медведи, львы, гиены и волки.

Неандертальцы уже отличались высокой культурой, производили разнообразные каменные орудия, хоронили своих умерших, и, как можно считать, имели уже определенные религиозные верования. Пользовались естественными красителями для раскрашивания своего тела, но не оставили после себя никаких скульптур, ни картин, которые украшают пещеры Homo sapiens sapiens конца плейстоцена. Во всяком случае, как подчеркивает Bordes, профессор предъистории из Бордо, жизнь неандертальских племен не была такой, как иногда представляют неандертальцев — полулюдей, полуживотных, прячущихся в пещерах, запуганных и отличающихся низким уровнем интеллекта.

В конце плейстоцена неандертальцы погибли. Изменения климата привели к тому, что естественный отбор начал покровительствовать формам собственно Homo sapiens. По мнению многих исследователей, скрещивание неандертальских форм с формами собственно Homo sapiens закрепило во многих популя-циаях некоторые гены, относившиеся вначале к неандертальской расе. Это является еще одним доказательством, свидетельствующим о том, что неандертальские формы относились к генетически открытой системе, то есть не являлись отдельным видом.

Более подробный разбор раскопок, которые заслуживают внимания, так как на их основании можно было бы представить родословную человеческого рода, является скорей предметом антропологии. Однако уже на основании этих скупых данных, которые мы привели, можно, как нам кажется, сделать определенные общие выводы.

На рисунке 82 представлена родословная человека согласно Ле-Грос-Кларку. Это только очень схематическая попытка изобразить в общих чертах постепенное эволюционное развитие человеческих форм, которые произошли от животного ствола. Ясно, что новые открытия могут в значительной степени изменить приведенную схему. В настоящее же время новые находки не противоречат общим чертам приведенного эволюционного развития.

Человеческий род происходит из какого-то мало дифференцированного племени человекообразных обезьян. Он в основном прошел три главные ступени развития. Первую ступень представляли те формы, которые относились к австралопитекам. Они передвигались уже на двух конечностях, хотя мозг их был еще небольшим. Таким образом, вертикальное положение опережало в эволюционном процессе развитие мозга, которое отмечали на второй ступени развития, представленный Homo erectus, отличавшийся более высокой культурой, чем австралопитек.

Очень рано, примерно в половине плейстоцена, появляются формы, сходные в своих признаках с Homo sapiens. Эти формы образуют отдельные расы, из которых наиболее обособленной была неандертальская раса.

Как правильно подчеркивает Добржанский, эволюционное развитие человека отличается одной необыкновенно характерной чертой. Если в животном мире расовая дифференциация чаще всего приводила к возникновению многочисленных видов, живущих одновременно, то в филогенезе человеческих форм возникшие расы не достигали в одном и том же периоде времени уровня вида, и поэтому не существовало одновременно нескольких человеческих видов, родственных между собой. Возможно, что единственным исключением являлись два разные вида австралопитеков. Все данные свидетельствуют о том, что от момента преобразования австралопитека Homo erectus, он представлял один вид, хотя и разделенный на отдельные расы. Когда место Homo erectus занял Homo sapiens, все его расы само собой относились только к одному виду.

Ясно, что в течение некоторого, хотя и короткого времени, могли существовать параллельно два вида, старый и новый. Таким образом, в течение какого то времени кроме рода Homo мог еще жить какой-то вид австралопитека, предок Homo. Таким же образом, несмотря на появление Homo sapiens, могли еще в течение некоторого времени остаться группы, относящиеся к Homo erectus. Это видно и на схеме Ле-Грос—Кларка.

Можно, однако, предположить что старый вид, стоящий на более низком культурном уровне, быстро уступил свое место формам, относящимся к новому виду. Можно считать, что это свойство филогенеза человеческих форм не образовывать живущих параллельно многочисленных видов, развивающихся из общего ствола, было обусловлено новой особой способностью этих форм — создания культуры и общественного наследования. Благодаря этим особым свойствам человеческие формы не были изолированы друг от друга в течение достаточно длительного времени, что бы позволило на преобразование рас в отдельные виды.

Как обнаружил Лики, даже Zinjanthropus собирал камни, пригодные для изготовления примитивных орудий, с отдельных мест, а затем переносил на место своего жительства. Разные группы первобытных людей должны были быть в контакте между собой, и эти формы никогда не подвергались такой степени географической изоляции, как виды животных. Человеческие формы, именно благодаря своему психическому развитию быстро научились преодолевать изоляционные барьеры, стоящие на их пути.

Схематическое

Рис. 82. Схематическое изображение филогенетических взаимоотношений среди Hominidae; по Ле-Грос-Кларку.

Как мы уже указывали, в приведенной родословной человека могут еще наступить многочисленные изменения. Нельзя забывать, что условия не способствовали сохранению до сегодняшнего дня более многочисленных окаменелостей, которые, кроме того, имеют лишь фрагментарный характер. Только ввиде исключения обнаружены остатки, относящиеся к большому числу особей, скелеты которых относительно хорошо сохранились. Мы имеем особенно мало данных, касающихся самого эволюционного развития человекообразных обезьян.

Очень важными для расшифровки нашей эволюции являлись бы находки с самого конца плиоцена. Однако общие черты нашей родословной так хорошо изучены, что "выдающееся" открытие в Пильтдауне (Piltdown) в Англии заставило сразу усомниться в их подлинности. Выглядело это следующим образом.

В 1912г. и в следующие годы в Пильтдауне были найдены череп и нижняя челюсть, которые будто бы принадлежали одной особи. Если череп, несомненно, принадлежал к Homo sapiens, то нижняя челюсть имела отчетливые признаки челюсти какой-то человекообразной обезьяны. Это странное объединение в одной особи человеческих и обезьяньих признаков склонило многих палеонтологов к выводу, что не стоит уделять ей внимания, так как с точки зрения палеонтологии такое создание не могло существовать.

Однако лишь в 1953 г. английские ученые, пользуясь новой методикой, сумели установить, что кости, найденные в Пильтдауне кто-то необыкновенно хитро подогнал искусственно. Другими словами, остатки формы, названной Eoanthropus dawsoni оказались фальсификацией.

Этот случай является настолько поучительным, что если вначале открытие в Пильтдауне вызвало большое волнение в мире ученых, то позже, после более тщательного анализа, им no-существу перестали интересоваться. Оно не укладывалось в открытых главных линиях развития человека. Оказалось, что взгляды палеонтологов были правильными. Eoanthropus не мог существовать и действительно его никогда на было.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *