Моя история: страхи, стрессы, эмоции и цели

г Какие первые стрессы ^ вы пережили? У меня самым ранним стрессом стала пер — ^ вая прививка у фельдшера. ^

Вспомните свое детство. Какие стрессы вы пережили? У меня самым ранним стрессом стала первая прививка у фельдшера. Я был совсем маленьким и с тех пор, наверное, больше всего боялся простого укола и посещения врача. В школе я нашел средство против страха — во время плановых вакци­наций и медосмотров старался сразу поднимать руку и про­сил, чтобы мне первому сделали укол. В то время в Совет­ском Союзе ежегодно врачи из районной поликлиники про­водили профилактические осмотры и выявляли заболева­ния у детей, стоматологи лечили зубы. В селе была построена новая трехэтажная школа с медпунктом й необходимым оборудованием. Не меньшим стрессом для меня было и по­сещение стоматолога.

Весной и осенью, когда обострялась болезнь отца, маме было очень тяжело. И несколь­ко раз она теряла сознание прямо в школе, где работала учителем. Когда впервые она потеряла сознание и лежала на полу, я был очень напуган. Кто-то из учителей пытался ей помочь, а я, весь сжатый от страха, наблюдал за этим. Я всегда старался ничем ее не огорчать, так как очень боялся, чтобы она может умереть. В 6-8 классах мне трижды при­шлось подраться в школе, чтобы защитить себя от унижений. Но больше всего я боялся быть трусом.

В детские годы каждый человек испытывает первые сильные стрессы. Однажды после медосмотра у стоматолога, когда мне за один раз вырвали 4 зуба и поставили несколько пломб, меня скрутило, парализовав на некоторое время, я не мог ходить несколько часов. Родители были напуганы, врачи не могли объяснить, что произошло, и поставить диагноз. В районной больнице в коридоре один из них прошептал моей маме, что стоит обратиться к мольфару — карпатскому знахарю. Мой дедушка на выходных отвез меня в горы к мест­ному мольфару, который держал надо мной огромный нож и читал молитвы. После сеанса мне стало легче, и загадочная болезнь отступила.

^ Испуг, страхи сильно влия — ^ ют на детскую психику, и за­дача родителей — защищать ее, давая правильные объясне­ния, помогая преодолевать ux. j

Испуг, страхи сильно влияют на детскую психику, и задача родителей — защищать ее, давая правильные объяснения, помогая преодолевать их. Нужно быть тер­пимыми к детским боязням. Был случай, когда я тонул в горной реке, не умея плавать, но мама превратила эту историю в смешной рассказ. Я был побрит налысо, а меня пытались ухватить за волосы, чтобы вытащить из воды.

Вот все и смеялись, думая, что спасающий хватал меня не за то место. С каждым годом эта история обрастала новыми подробностями. А однажды я с печи упал прямо в кошелку с картошкой. Главное, чтобы после испуга ребенок видел спокойных улыбчивых родителей, и тогда страх пройдет. А когда ребенок видит ужас в их глазах, не меньший страх охватывает и его самого.

В восьмом классе я вел дневник и ежедневно ставил оценки своему настроению и эмоцио­нальному состоянию. Это было первым длительным исследованием собственных эмоций. Я хотел понять закономерности появления хорошего и плохого настроения и научиться

^ Я хотел понять законо — ^ мерности появления хоро­шего и плохого настроения ц научиться управлять им. ^

управлять им. В 7-8 классе испытал первую влюбленность. Мои чувства были очень искренними, я жил, засыпал и про­сыпался с мыслями о ней, вел дневник, делал сотни ее фото­графий. А в 16 лет, когда узнал, что ее поцеловал другой па­рень, чего я позволить себе не мог из-за чрезмерного роман­тизма, пережил горечь «измены». За ночь сжег все ее фото­графии, а на следующие выходные подготовил прощальную речь: «Возможно, я буду очень долго жалеть, но мы больше никогда не будем встречаться. Прощай». Боль была такой сильной, что в течение нескольких лет я не смог возобновить с ней отношения, хотя она продолжала мне нравиться. Юношеский максимализм, категоричность и идеализация от­ношений присущи такому возрасту.

Занятия боксом помогли мне стать увереннее и пре­одолеть страх перед вымо­гателями.

В г. Калуше, где я с 15 лет учился в техникуме, я жил в общежитии. Там и столкнулся с первой несправедливостью: старшекурсники отбирали у младших студентов продукты питания. Местные ребята, уже успевшие отсидеть свой первый срок за хулиганство, отни­мали деньги у приезжих первокурсников у входа в общежи­тие. Помня, как тяжело они достаются маме, я ни разу не отдал деньги. И в один день, в холле столовой, пятеро мест­ных парней просто избили меня за то, что я проигнорировал их требования. Это было толчком — на следующий день я записался в секцию бокса. Занятия помогли мне стать уве­реннее и преодолеть страх перед вымогателями. Через три года я получил первый юношеский разряд и 7 серебряных медалей на Всесоюзных соревно­ваниях, которые проводились в Ивано-Франковске, Калуше и Новом Роздоле во Львов­ской области. По окончании техникума стал кандидатом в мастера спорта.

^ Единожды струсив, ^ можно навсегда поте — ^рять уважение к себе. у

Я благодарен тем хулиганам, что они подтолкнули меня к за­нятиям боксом, научили постоять за себя, помогли навсегда из­бавиться от страха быть униженным. Единожды струсив, можно навсегда потерять уважение к себе. За все время учебы мне всего лишь два раза пришлось защищаться с помощью физической си­лы, и в обоих случаях инициатором был не я. Мне хватало тренировок, и я не любил драть­ся на улице. Однажды на танцплощадке один хулиган что-то не поделил с ребятами и угро­жал им ножом. В толпе нашелся молодой солдат-десантник, который усмирил его с помо­щью рукопашного боя. Я мечтал заниматься каратэ, но в Советском Союзе оно было запре­щено как «страшное оружие», учителя преследовались. Я смог реализовать свою мечту в 30 лет, когда записал старшего сына в секцию и сам стал заниматься у его тренера.

^ Стрессы неизбежны в жизни каждого человека, они являются частью нашей ре­альности, и требуется умение уК ним приспосабливаться.

Когда мне было 17 лет, на производственной практике на химическом заводе, сорвавшись с крана, рядом со мной упал насос с фосфорной кислотой и облил меня с головы до ног. Я быстро смыл кислоту с лица и радовался хороше­му исходу. Но после того случая решил всегда соблюдать технику безопасности, тем более что с этим на химзаводе
строго — работники всегда ходили в касках и с противогазом на поясе. Стрессы неизбежны в жизни каждого человека, они являются частью нашей реальности, и требуется умение к ним приспосабливаться.

У меня было два скоростных мотоцикла, и я знаю, что такое падение на высокой ско­рости после дождя на скользкой обочине. Во время одного такого падения мои кожаные перчатки стерлись, шлем треснул, а мотоцикл и седло оказались в 20 метрах от меня. Позже я шутил, что ангелы сопровождали меня в кувырках. Три года в школе я занимался народ­ными танцами, поэтому, вспоминая, называл эту историю танцем с ангелами.

На втором курсе института, в 21 год, я женился, и через год у меня родился первенец. Я не знал тогда, что мужчине желательно жениться после 25 лет, когда мозг его полностью сформирован. Благодаря рождению сына мое заявление в военкомат с просьбой уйти на войну в Афганистан было отклонено. Первые десять дней младенец находился в кисло­родной камере. Это были самые тяжелые десять дней борьбы за его жизнь, но я чувствовал и верил, что с ним все будет хорошо.

После года в. аспирантуре я ушел с работы на кафедре Киевского политехнического ин­ститута в кооператив конструктором, а еще через год начал заниматься собственным биз­несом, создавая компании в разных областях. Свое дело с партнерами увлекало меня, было много всего нового.

^ Благодаря девятидневно — ^ му голоданию язва исчезла, не­смотря на пережитый мною высокий уровень стресса.

В 31 год по ложному обвинению ливанских партнеров меня незаконно задержали на 2 месяца. 30 дней ко мне не допускали адвоката. В двухместной камере находилось от 6 до 8 человек, отсутствовали вентиляция, нормальное освещение, отопление. В знак проте­ста против ареста я объявил голодовку. В тот период у меня были около 15 кг избыточного веса и язва двенадцатиперстной кишки. Благодаря девятидневному голоданию язва исчез­ла, несмотря на пережитый мною высокий уровень стресса (тот, который испытывают за­ключенные, — самый большой после стресса от потери близких). Вторым аспектом, способ­ствовавшим моему исцелению, была молитва. Я искренне обращался к Создателю, просил у него помощи.

Чтобы не нервничать, я занимался и самовнушением (аутотренингом из журнала «Старт», который усвоил еще во время занятий боксом). Таким образом, через телесное (голодание), духовное (молитва) и психическое (аутотре­нинга) воздействие произошло самоисцеление от язвы двенадцатиперстной кишки — болезни, которой сейчас болеют миллионы.

^ …через телесное (голодание), ^ духовное (молитва) и психиче­ское (аутотренинги) воздей­ствие произошло самоисцеление от язвы двенадцатиперстной кишки — болезни, которой сей­час болеют миллионы._____________________ ^

Период заключения был для меня настоящим испытанием и при этом одним из самых интересных периодов в жизни. Первое голодание в знак протеста, первая искренняя молит­ва, возврат к физическим упражнениям, аутотренинг, изучение психологии преступников, десятков судеб других людей, прочтение эзотерической книги «Магия», противостояние провокациям в камере, молчаливая борьба (за 60 дней я ни слова не сказал сле­дователям, кроме слов протеста против незаконного за­держания) — все это дало мне такую силу, что я вообще перестал бояться. День выхода на свободу стал для меня незабываемым: лил дождь, люди прятались под зонта­ми, а мне хотелось ловить каждую каплю, вкус свежего
воздуха кружил голову. Тогда я познал, что такое настоящее счастье, и понял, что больше ничто не сможет меня огорчить и сломать. Я был полон сил, энергии, новых идей. Про­должил развивать бизнес, возглавил оргкомитет по созданию общественной организации для защиты наших бизнес-интересов, впоследствии стал вице-президентом Всеукраинской ассоциации предприятий нефтепродуктообеспечения. И когда мне становится не по себе, я вспоминаю тот день, тот дождь, тот воздух и забываю обо всем плохом.

Если у человека нет потерь, проблем, тяжелых периодов, то ему трудно ощутить сча­стье. Пережив горе, неприятности, начинаешь ценить жизнь и замечать настоящее вокруг. Пение птиц казалось мне таким громким и непривычным, что я удивлялся, почему раньше не замечал его вообще. А запахи растений так обострили обоняние, что иногда кружилась голова.

С детства у меня была главная цель — победить бедность. Мой первоначальный капитал составили 400 долларов от продажи мотоцикла, первый экспортный контракт на поставку туристского снаряжения в Ливан —1400 долларов. Далее были контракты на поставку кастрюль-скороварок, фарфора, ламп дневного света в Ливан, Иорданию, Еги­пет, свитеров из Индии, экспорт арматуры в Ливан и Иорданию, импорт нефтепродуктов. В 32 года я уже владел бизнесом, и наш совместный с партнером капитал насчитывал несколько миллионов долларов. В 1998 году из-за незаконных действий налоговой мили­ции, видимо по заказу конкурентов, бизнес был уничтожен, и мой партнер три года под­вергался незаконному уголовному преследованию. Впоследствии уголовное дело против него закрыли из-за отсутствия состава преступления. У нас было несколько миллионов долларов долга нашим поставщикам. С помощью партнеров нам удалось отдать все дол­ги, и тогда у меня в кармане осталось опять 400 долларов. Банкротство, покушение на мою жизнь, двухлетняя борьба против незаконного уголовного преследования, потеря речи плюс крушение первой семьи были самыми серьезными испытаниями в моей жиз­ни. И все это в период от 32 до 34 лет. В то время я весил 110 кг и начал накапливать болезни. Пережитые стрессы, семейные неполадки наносили ущерб здоровью. В период с 34 до 39 лет мы с партнером построили новую сеть бензоколонок, используя банковские кредиты. Параллельно я строил новую семью. И реализовал свою цель — преодолел бед­ность, но приобрел болезни.

Желание иметь хорошие отношения в семье заставили меня изучать свои эмоции, по­нять их роль, управлять ими. Когда известный врач-психотерапевт сказал нам с супругой, что раздражение не лечится, я понял, что современная психология ограничена. И решил справиться со своими эмоциями, чтобы победить в себе гнев, обиду, раздражение, побо­роть стрессы, которые происходили в семье из-за невежества и непонимания. Я научился контролировать и использовать их и принимать чувства своих близких. Чувства и эмоции важны — это проявление нашей сущности, желаний, индикатор чего-то важного.

Однажды на выходных я уехал на новопостроенную дачу. Отключил телефон, взял лист бумаги и написал: «Я хочу». Два дня лист был пустым, я не знал, чем его заполнить. И тог­да решил представить себя старым. Я увидел себя стариком в окружении 4-5 детей. В то время у меня были старший сын от первого брака и маленькая дочь Лера. Я сел и написал на листе:

«Я хочу:

1. Продать бизнес.

2. Иметь 4-5 детей и крепкую семью.

3. Научиться инвестировать.

4. Написать книгу “Жизнь в бизнесе”.

5. Вести здоровый образ жизни и прожить более 80 лет.»

К 40 годам я понял, что у меня появилась новая жизненная цель. Наше психоэмоцио­нальное здоровье зависит от ясного понимания наличия таких целей. И в 44 года я уже был отцом пятерых детей. Но к тому времени обнаружились мои новые болезни.

В 43 года я поставил следующие цели.

1. Избавиться от всех болезней и стать здоровым вопреки обстоятельствам.

2. Воспитать здоровых детей.

Я изучил физиологию, диетологию, разные взгляды на здоровое питание, даосскую йо­гу, хатха-йогу, провел множество экспериментов по голоданию, использованию интенсив­ных физических нагрузок, а также исследовал многие другие темы, касающиеся здоровья. В 47 лет разработал собственный метод полного комплексного очищения организма и за короткий период смог избавиться от всех недугов:

• хронического тонзиллита;

• аллергического ринита;

• бронхиальной астмы I—II степени;

• жировой дистрофии печени;

• стеатоза (жирового гепатоза) печени и поджелудочной железы;

• дислипидимии (нарушения жирового обмена);

• холецистита;

• микронефролитиаза почек;

• гипертонической болезни;

• начальной стадии диабета, нарушения углеводного обмена;

• артроза, болей в суставах;

• подагры, нарушения белкового обмена.

Также улучшилось зрение. Оставалось победить остеохондроз и его последствия — на это потребовалось еще 1,5 года, пока пришло осознание недуга и понимание, что делать.

До сих пор изучаю проблемы стресса и эмоций, достижения целей и желаний. Наша психическая энергия нужна нам, чтобы принимать решения, определять важное, нахо­дить силы и брать ответственность на себя.

У меня сильные и серьезные учителя — мои дети, они научили меня большему, чем ве­дущие основатели направлений психологии. Дети и мотивировали меня восстановить свое здоровье. Спасибо им за это.

Дети мотивировали меня восстановить свое здоровье.

^ Спасибо им за это.________ ^

Когда мне было 48 лет, умер мой отец, не дожив не­скольких месяцев до своего 80-летнего юбилея. В тот день я решил написать эту книгу. Для других людей, чтобы по­мочь им.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *