Моя история: осознание духовных пороков

Когда мне исполнилось 35 лет, после банкротства и трехлетней борьбы за справедли­вость и свой бизнес я смог вновь возродить собственное дело. В эти трудные годы рядом со мной была моя любимая. Тогда у меня не осталось ничего: ни бизнеса, ни денег, ни семьи. Был только сын, 400 долларов в кармане и надежда выбраться из трудной ситуации. Если бы не любовь к будущей супруге, не ее поддержка, то мой путь восстановления оказался бы длиннее. Я снял однокомнатную квартиру рядом с нашим офисом, где мы с любимой прожили около двух лет. Несмотря на то что у меня опять не было средств, это были одни из самых счастливых лет совместной жизни. Борьба за наши права и справедливость, за возврат незаконно списанных со счета денег, возобновление бизнеса давали нам адреналин, который нужен для счастья. Вера в успех дарила силы и надежду. Любовь окрыляла меня и была неисчерпаемым источником энергии.

В 2000 году родилась дочь. Как и в любой семье, у нас были недоразумения, взаимные обиды, претензии, но жить друг без друга мы не могли. Иногда, расставаясь на несколько дней, снова были вместе, не понимая, из-за чего происходят конфликты. Несколько раз мы ходили на консультацию к психологу, который на мой вопрос, как мне избавить супругу от раздражения, ответил, что «раздражение не лечится, это характер, который нельзя из­менить». Когда у нас родилась вторая дочь, я стал очень беспокоиться из-за этих недоразу­мений, мелких ссор, взаимных претензий и обвинений. Я желал изменить супругу, она — изменить меня. Мы постоянно требовали чего-то друг от друга. Мы хотели много детей, но для начала надо было сохранить мир и гармонию в семье.

Однажды в автомобиле, выбрав неподходящее время для заявлений, я сказал супруге: «Нам следует развиваться, чтобы правильно относиться друг к другу и хорошо воспитать детей». На что она ответила: «Я не буду это обсуждать, у меня все нормально, меня все устраивает. Я не буду тебя слушать». Вечером того же дня я улетел в Египет, купив по до­роге в аэропорт книгу «Стресс для чайников». В 40 лет я оказался неспособным разрешить конфликт в собственной семье. Через неделю позвонил супруге и спросил, сможет ли она меня выслушать. Она ответила: «Нет». Я обратился к другу, и он продлил мне проживание в гостинице еще на одну неделю, по истечении которой я снова позвонил жене. И снова услышал: «Нет, я не хочу говорить на эту тему». Я остался еще на одну неделю в гостинице Шарм-эль-Шейха. Три недели дышал свежим воздухом и размышлял, зная, что если вер­нусь и меня не захотят выслушать, то возможен разрыв. Второго развода я не хотел и решил оставаться там до тех пор, пока жена не согласится выслушать меня и не даст согласие раз­виваться. Я понимал, что у нас нет чего-то, что каждому из нас следует заняться собой, сво-

им развитием, чтобы правильно воспитать детей — не нравоучениями, а своим примером. Я хотел, чтобы они учились общению у нас, своих родителей. А пока мы не могли показать им пример. Я курил, любил выпить с друзьями. В это время приобрел и целый букет болез­ней, который пытался побороть диетой.

Когда прошла третья неделя вдали от дома, я снова позвонил супруге, будучи уверен­ным, что если она не захочет меня выслушать, я возьму бутылку воды и уйду в пустыню. Но, на мое удивление, она ответила: «Да, хорошо, приезжай, поговорим».

Я прилетел в Киев. Трехнедельная разлука была переломным моментом в наших семей­ных отношениях. Я понял, что не смогу жить без нее, а она стала более внимательной ко мне. Мы много рассуждали вместе, чего мы хотим от жизни, чему нам следует учить своих детей, какие качества характера воспитывать.

Однажды, когда мы поссорились, мне казалось, что чувства разбиты, как хрусталь. Мне было очень больно, я закрылся в комнате и начал молиться. Проговорил молитву раз трид­цать. Расстроенная жена сидела на кухне. Вдруг какая-то сила подняла меня, и я подошел к ней. Попытался ее обнять, но она сопротивлялась, вся сжавшись от обиды на меня, не же­лая слушать. Я обнял ее за локти и предложил: «Давай помолимся вместе». Я произнес мо­литву вслух. С первых слов жена обмякла и разрешила мне себя обнять. Мы успокоились и простили друг друга. Признались, что оба были неправы. Часто обе стороны виноваты в конфликте. Иногда один провоцирует другого, хотя внешне поведение выглядит правиль­ным. Это была последняя наша ссора, которую мы быстро ликвидировали. Кто-то должен быть сильнее или тому, кто виноват, нужно инициировать примирение. Но кто посчитает себя виноватым? Нам легче винить других. А в порыве можно сказать такое, что потом не­возможно простить. Отношения — как хрусталь, разбив который, не соберешь. Поэтому надо быть сдержанным, контролировать свою речь и претензии.

Трижды в моей жизни молитва творила чудеса. Впервые я произнес искреннюю молит­ву, когда был незаконно арестован. Здесь я описал второй случай. Мне хотелось утаить эту историю, так как она слишком личная. Но именно такие примеры дают знание. Мысль по­молиться возникла у меня неожиданно, внезапно. И через короткое время пришли решение проблемы и успокоение. Эту историю я пишу 15 октября 2013 года, когда книга уже напи­сана и подготовлена к печати.

В этом году мы с супругой и старшей дочерью посетили два семинара доктора О. Г. Тор — сунова, и полученные там знания помогли нам улучшить наши отношения.

^ Когда появляются ма — лыши — пора воспитывать себя, избавляться от плохих ^привычек, манер.___________

Мне 49 лет, и я не стесняюсь учиться. Многие женятся и ничего не знают о мужских и женских обязанностях, о муж­ских и женских отличиях. Учиться никогда не поздно. Наши дети учатся, наблюдая за нашим поведением. Когда появля­ются малыши — пора воспитывать себя, избавляться от пло­хих привычек, манер. Пока нет детей, мы принадлежим себе. С их рождением надо заняться самовоспитанием, иначе все свои пороки мы передадим им, а потом будем удивляться, почему они так себя ведут, почему у них такие плохие манеры.

В 45 лет я учился избавляться от осуждения других людей, пытался Понять психологию поведения насильников и преступников. И осознал, что часто мы замечаем, как другие лю­ди осуждают, проявляют гордыню, зависть, но напрочь отказываемся признать это у себя. Недавно я пришел к выводу, что всем людям присущи духовные пороки. И если мы можем

распознать их, вспомнить те случаи, когда завидовали или осуждали, то их проще будет ис­править.

Я посетил психологический семинар по семейным расстанов — ґ ^ ч

v 1 ( …всем людям при —

кам, где выяснилось, что у меня есть еще две сестры, о которых я 3

J їж сущи духовные пороки.)

не знал, одна из которых — неродившаяся. И мама подтвердила, V J

что сделала аборт после того, как отец заболел. Я не знал об этом,

она никогда нам не рассказывала. Б. Хеллингер, психолог, философ, основатель семейных расстановок, использует свой метод для выявления родовых проблем и избавления людей V. последствий ошибок предков, за которые приходится расплачиваться продолжателям рода. На семинаре психолог-ведущая сказала мне фразу: «Снимите корону». Я долго не мог понять ее значения, но спустя полгода осознал, что речь идет о гордыне. Я был уверен, что мне чужд этот порок. Но благодаря самоанализу и помощи других понял, что она во мне есть, и начал находить в себе ее проявления. Даже некоторые манеры — высоко поднятая голова, походка — иногда напоминают нам о гордыне.

То же и с завистью. Я всегда жил своими целями и желаниями, меня мало интересовали чужие успехи. Всего было вдоволь: достижений и проблем, денег и долгов, радостей и не­приятностей, поэтому я считал, что зависть мне чужда. Но проанализировав жизнь крити­чески, понял, что иногда очень ревностно относился к успехам других людей, по сути, за­видовал им. Пусть в мелочах, но я признал, что и мне это чувство не чуждо. Во время моего исследования значительная часть людей подтвердили мне, что часто замечали, как другие завидуют. И почти все сказали, что сами они к зависти не склонны. Но она неподконтроль­на нам, приходит изнутри и не каждый может ее распознать и побороть. Чаще всего это относится к близким людям. Мы завидуем родным, друзьям, соседям, сотрудникам, тем, лого знаем лучше всех. Но то, сколько они заплатили за достигнутые успехи, нас уже не интересует. Нас может напрячь даже маленькое их достижение.

^ Но родителей боль — ^ гие всего интересуют их ^ собственные дети. j

Мы радуемся успехам своих детей. 13 октября 2013 года моя тринадцатилетняя дочь Лера стала бронзовым призером Между­народного турнира по художественной гимнастике в г. Ужгороде.

Я делюсь этой радостью со своими знакомыми, так поступают все. Но родителей больше всего интересуют их собственные дети. Первые мысли: «А наша дочь… а наш сын…». И я заметил, что люди, узнавая о достижениях чужих детей в каких — нибудь сферах, сразу вспоминают о своих. Это не всегда зависть, но и радости меньше, если это касается кого-то другого. Такова правда. Все, наверное, кроме святых людей, завидуют. Почти все в разной степени имеют гордыню и долго хранят обиды. Я долгое время обижал­ся на друга, который отказался мне помочь, когда я в этом нуждался. Не мог простить обиду больше года, а потом понял, что у него могло быть множество причин для отказа: свои про­блемы, заботы, усталость и т. д.

^ Попробуйте достать ^ из кошелька все деньги и раздать их нуждающим — , ся или бездомным.

Жадность мне не присуща — так я думал раньше. Но недавно вспомнил несколько слу­чаев и посчитал, что мог быть немного щедрее. Попробуйте достать из кошелька все деньги и раздать их нуждающимся или бездомным. Не всем это удастся

А для многих отдать что-то другим безвозмездно и вовсе не­выполнимо. Иногда встречаются жадные люди, но с напускной щедростью. Но лучше не получать от них подарков, не просить о помощи, ведь в конечном счете они все сделают из корыстных

побуждений. Больше всего от этого порока страдает сам жадина: дешевая мебель развали­вается, дешевые машины ломаются, а дешевые туристические поездки полны неприятных неожидан ностей.

Исследуя тему счастья, я пришел к выводу, что наибольшее удовольствие люди испыты­вают не от достижений, не от успехов в работе, хоть все это способно повысить уровень

Г Самое большое счастье приносит любовь._______

ощущения блага.

Самое большое счастье приносит любовь. Поэтому мы становимся несчастными, когда рушатся отношения с люби­мыми. Любовь к жене (мужу), детям, близким, своему делу, окружающим делает человека по-настоящему счастливым. Чтобы он ни делал, если делает с любовью, то будет чувствовать себя счастливым. А когда от деятельности есть польза себе и другим людям, человек счастлив вдвойне. Кроме личного, есть еще и социальное удовлетворение члена общества. Поэтому ученые, общественные деятели, проявляющие заботу о других поколениях, приносящие пользу окружающим, живут в потоке и чувству­ют себя нужными и счастливыми.

Легко очистить свое тело, на это мне понадобилось 14 месяцев и 19 чисток организма. Можно научиться распознавать эмоции других людей и свои собственные. Можно понять их действие, научиться использовать для определения желаний и того, что имеет для нас особую важность.

г Труднее всего изменять ^ характер, исправлять свои ^ пороки и несовершенства, j

Труднее всего изменять характер, исправлять свои пороки и несовершенства. Но без духовного роста, без развития по­ложительных черт характера, без осознания созидательной силы Любви, без прощения, благодарности трудно исцелить себя целиком — не только тело, но и душу.

Духовные пороки, такие как гордыня, зависть, осуждение, жадность, ненависть, пропу­щенные через эмоции, вредят нашему здоровью. Можно бороться с ними, но это крайне сложно, потому что борьба вызывает сопротивление. А можно развивать лучшие качества: доброту, любовь, прощение, благодарность, уважение, правдивость, целеустремленность, мужество, силу воли, решительность. Добродетели и пороки не живут вместе. Я не до конца прошел этот путь. Но для вас ценным будет ваш собственный опыт. А мой — всего лишь история простого человека, исследователя, рассчитывающего на собственные силы и зна­ния больше, чем на чудо-лекарства и чудо-целителей. Мы сами — целители своего тела, разума и души. Стоит только захотеть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *