ЭВОЛЮЦИОННОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА

Дарвин, разрабатывая свою теорию естественного отбора и собирая доказательства, свидетельствующие о процессах, происходящих в живой природе, был уверен, что род человеческий не является в этом отношении исключением, и что своим существованием он обязан постепенной эволюции одного из стволов животного мира. Автор "Происхождения видов" отдавал себе отчет в том, каким большим препятствием в обосновании принципа эволюции и теории естественного отбора явилось бы подробное изложение этой проблемы в его первом основном эволюционном труде. Он также считал, что для того, чтобы заняться вопросом биологической эволюции человека, следует основательно изучить этот вопрос, и что затронув этот вопрос преждевременно, он может причинить больше вреда, чем пользы.

Если принцип эволюции, а особенно теория естественного отбора, встретилась с такими резкими возражениями со стороны не только комментаторов священного писания, но также и научных кругов, то можно себе представить, как реагировали бы эти круги, если бы уже в "Происхождении видов" был бы отчетливо сформулирован вопрос эволюции человека. Однако Дарвин не хотел скрывать своих убеждений и поэтому в конце книги написал, что его труд может "бросить свет на происхождение человека и его историю". В следующих изданиях Дарвин прибавляет еще одно слово и пишет, что может бросить "яркий" свет.

Осторожность Дарвина не удержала некоторых из его сторонников от несколько преждевременных, хотя и логических выводов из принципа эволюции. Появляется публикация Геккеля по этому вопросу, излагающая эволюционное происхождение человеческого рода, а Т. Гексли публикует свой труд о положении человека в природе с точки зрения эволюции. Одновременно новые труды из области геологии и археологии отодвигают далеко назад дату появления человека на нашем земном шаре.

Лайель, который лишь после длительного периода колебаний стал убежденным сторонником теории эволюционной Дарвина, вначале сомневался в эволюционном происхождении человека, и не отрицая его, считал, что переход от животных форм к человеческим произошел внезапно. Другими словами, Лайель, а также Гексли не исключали внезапного и далеко идущего эволюционного изменения, которое мы бы теперь назвали макромутацией.

Дарвин был решительным противником такого взгляда. Он считал, что род человеческий обязан своим происхождением исключительно постепенным изменениям, управляемым естественным отбором, которые в течение длительного времени привели к развитию форм, заслуживающих уже на то, чтобы их назвать человеческими формами. Дарвин, как он сам пишет в своей "Автобиографии", уже начиная с 1837 или 1838 г., то есть от того времени, когда выкристаллизировались его взгляды на изменчивость видов, включил в круг своих интерессов также и человека, и был глубоко убежден, что он произошел таким же образом, как и другие виды животных и растений. В то же время Дарвин начинает систематизировать свои материалы относительно происхождения человека.

Цитируем слова Дарвина: " … для собственного удовлетворения я собирал данные, касающиеся этого вопроса, и в течение длительного времени не намеревался публиковать их. Хотя в "Происхождении видов" не было рассмотрение происхождение какого-нибудь отдельного вида, однако, чтобы никто из честных людей не мог обвинить меня в том, что я скрывал свои взгляды, я считал, что лучше добавить в этом труде, что "он может бросить определенный свет на происхождение человека и его историю". Лишним было бы, а для успеха книги даже вредным, если бы я стал хвалиться моими взглядами на происхождение человека, не приводя одновременно никаких доказательств".

"Когда позднее я убедился в том, что многие ученые — естествоиспытатели без оговорок приняли теорию эволюции, я счел полезным приступить к обработке тех материалов, которые у меня имелись, и опубликовать отдельную работу о происхождении человека. Это меня радовало тем более, что давало возможность глубже заняться вопросом полового отбора, вопросом, который меня всегда очень интересовал.

Как эта проблема, так и изменчивость домашних животных и культурных растений, вместе с причинами и законами изменчивости, наследственности и прочими, а также скрещивание растений — вот те вопросы, которые мне удалось описать так подробно, что я мог использовать все собранные мною материалы".

"Происхождение человека я писал в течение трех лет, но как обычно, часть этого времени я потерял в результате болезни, а часть посвятил приготовлению новых изданий и другим, меньшим статьям. Второе издание "Происхождения человека", исправленное и дополненное, появилось в 1874 году".

В 1857 году Дарвин, на вопрос Уоллеса о том, намеревается ли он в своей книге заняться эволюцией человека, ответил: "Думаю обойти весь этот вопрос, с которым связано столько предрассудков, хотя вполне допускаю, что это наивысшая и самая увлекательная проблема для натуралиста". (Письмо Дарвина Уоллесу от 22 декабря 1857 года.)

Еще в 1860 году Дарвин пишет в одном из писем: "В отношении человека я далек от того, чтобы стремиться навязать свое убеждение; но я думаю, что было бы нечестно полностью скрывать свое мнение. Конечно каждый волен верить, что человек появился вследствие особого чуда, однако я не вижу ни необходимости, ни вероятности этого"*. (Письмо Дарвина Л. Дженнинсу от 7 января 1860 года.)

Первое издание "Происхождения человека" появилось в 1871 году. Ellegard исследовал отношение общественного мнения Великобритании к проблеме эволюции, для чего изучил больше сотни журналов, изданных в период научной деятельности Дарвина. Он пишет, что наиболее живой интерес общественности взглядами Дарвина отмечался в период, непосредственно следующий за опубликованием "Происхождения видов", а вторично — после опубликования "Происхождения человека". Это было совершенно понятно, так как "Происхождение видов" показало в новом свете принцип эволюции, основанный на действии естественного отбора, а "Происхождение человека" явилось логическим выводом принципа эволюции, касающимся наиболее чувствительного пункта.

Опубликованные Дарвиным рассуждения об эволюционном происхождении человеческого рода явились, как подчеркивал Le Gros Clark, делом огромного морального мужества. Не следует забывать о том, что научная деятельность Дарвина приходиться на викторианский период в Великобритании.

Нашему современнику трудно себе представить, как много сопротивлений должна была преодолеть наука, прежде, чем эволюция человека была принята наконец как несомненный факт. Следует помнить, что каждая либеральная попытка интерпретации текста библии встречалась с многочисленными возражениями. В связи с тем, что Дарвин коснулся происхождения человека, выплыли новые, вначале непредвиденные трудности для поколения, жившего в то время.

Если с точки зрения религии следовало отбросить теорию Дарвина о происхождении человека (ее называли обезьяньей теорией), то одновременно защитники униженного эволюционистами "достоинства" человека должны были принять не только его сверхъестественное происхождение, но и отрицать возможность каких-либо биологических изменений человеческого рода с момента его появления. Этим самым стиралась разница между различными человеческими расами, так как они могли бы свидетельствовать об изменениях, которым подвергся род человеческий в течение долгих веков своего существования.

Не было повода, чтобы туземцев Австралии или Африки считать расами, стоящими ниже, чем представители белой расы. Викторианец не мог, однако, согласиться, с принципом расовой равноценности. Наилучшим выходом из этой дилеммы было выделение разных видов в человеческом роде. Такие идеи родились уже во времена Дарвина в Америке и Англии, такие же предположения высказывались даже совсем недавно. Общественное мнение, однако, было против этих неудачных взглядов, и старалось найти выход, продиктованный некоторыми библейскими стихами. Стали говорить о вторичной дегенерации определенных частей людского вида.

Некоторые из религиозных сочинений внушали, что "дегенерация" негритянской расы явилась следствием сверхъестественного наказания в результате проклятия, которое набросил Ной на Ханаане, сына Хама. "Сказал: проклятый Ханаан будет рабом рабов братвы своей". Признавая негров за потомков Ханаана, можно было, ссылаясь на авторитет библии, приписать этой расе "дегенерацию", а этим самым оправдать методы, применяемые колонизаторами в отношении к неграм.

В связи с этим стоит подчеркнуть, сколь отличные от этих позиции занял в этом вопросе соавтор теории естественного отбора, А. Р. Уоллес. Уоллес был, как отмечает Эйелей (Eiseley), гораздо лучшим антропологом, чем Дарвин. Его знакомство с туземцами и их обычаями было действительно основательным и опиралось на многолетних наблюдениях, произведенных в Южной Америке и на островах Малайского Архипелага.

Уоллес первым принял, что в процессе эволюционного развития человека вначале появились формы, ходящие на двух конечностях, а затем лишь начал увеличиваться мозг. Эта теория Уоллеса, которую долго не хотели признать, была окончательно принята, когда в Южной Африке были обнаружены австралопитеки.

Уоллес считал также, что наше эволюционное развитие началось задолго перед плейстоценом. Наконец, когда под влиянием теории Дарвина некоторые ученые начали выискивать какие-то звериные признаки у народов, находящихся на низком культурном уровне, и сравнивать язык этих рас со способам общения друг с другом обезьян, Уоллес решительно выступил против этих взглядов.

Уоллес считал, что все человеческие расы равны между собой в своих умственных способностях, и что все они относятся к одному виду, который систематика окрестила именем Homo sapiens, то есть Человек разумный. Уоллес был одним из первых, кто в большой мере содействовал борьбе с расовыми предрассудками, столь характерными как для викторианской эпохи, так и более поздних времен.

От выхода в свет "Происхождения видов" до появления "Происхождения человека" минуло двенадцать лет. Дарвин в течение этого времени укрепил свои научные позиции, а с его голосом вынуждены были считаться. Его высказываний нельзя было обойти молчанием, или ответить на них шуткой. Тем не менее, этот второй великий эволюционный труд Дарвина принес с собой некоторое разочарование. Это проявилось в многочисленных рецензиях.

Возможно, что одной из причин этого разочарования было изложение вопроса эволюции человека совместно с вопросом полового отбора, которому автор посвятил столько места. Читатель не встретил в новом труде Дарвина действительно новой аргументации и новых доказательств, свидетельствующих о связи человека с животным миром. Все данные были уже раньше выдвинуты Гексли и Геккелем. Поэтому ничего удивительного, что "Происхождение человека" не вызвало такой научной сенсации и интереса, как следовало бы ожидать.

Бурная дискуссия о некоторых деталях строения мозга человека и обезьян между Гексли — сторонником эволюции, и анатомом Оуэном — противником ее, имела место уже раньше. Стих также интерес, вызванный докладами французского путешественника Du Chaillu о гориллах, которых он наблюдал в тропических лесах Африки.

Свои доказательства эволюции человека Дарвин основывал на данных сравнительной анатомии и эмбриологии. Серологические данные в то время были еще неизвестны, а палеонтологические были не только очень скупыми, но их еще и неправильно комментировали.

Следует напомнить, что хотя еще перед 1859 годом несколько раз были обнаружены кости человека из плейстоцена, ученые отбрасывали возможность существования в плейстоцене человека. Все согласно Кювье (Cuvier) считали, что ископаемый человек не существует.

Поэтому ничего удивительного в том, что находки в Германии, Франции и Англии не произвели никакого впечатления. Даже очень тщательный труд одного из бельгийских ученых, опубликованный в 1833 г., не сумел убедить его современников в существовании человека в ледниковом периоде.

Наиболее значительным открытием было, однако, открытие J. С. Fuhlrott (1804-1877). Fuhlrott был учителем реального училища в Эльберфельде. В 1856 г он получил свод черепа, длинные кости конечностей и ключицу, а также часть таза и ребер, найденные рабочими в одной из неандертальских пещер, расположенных вблизи Дюссельдорфа. Fuhlrott доложил об этих находках год спустя на заседании общества натуралистов в Бонн.

Он старался доказать, что найденные кости принадлежали человеку, жившему в плейстоцене. Этот человек в сравнении с современным был гораздо более примитивно устроен. Выводы Fuhlrott были, однако, отброшены. Несмотря на то, что этот ученый умер через шесть лет после опубликования "Происхождения человека", он не дождался заслуженной оценки своего открытия и признания своих правильных выводов.

Противником Fuhlrott был прежде всего создатель теории клеточной патологии, наибольший из тогдашних авторитетов в области патологической анатомии — Рудольф Вирхов. Вирхов следующим образом объяснил на научном съезде в 1872 г. неандертальские находки: "По-моему можно со всей уверенностью утверждать, что этот загадочный человек в молодости болел рахитом, что позже в течение длительного периода был физически здоров, несмотря на многочисленные повреждения черепа, которые, однако, кончались счастливо. В конце появились изменения, вызванные ревматизмом, одновременно с другими изменениями, связанными с пожилым возрастом.

Несмотря на это, этот человек, прошедший такой тяжелый жизненный путь, дожил до позднего возраста, что свидетельствует о сильных семейных или групповых узах, то есть об оседлом образе жизни его. Трудно было бы предположить, чтобы среди кочевников или охотников человек, который так много пережил, мог дожить до пожилого возраста".

Вирхов, решительный противник теории эволюции, старается все особенности неандертальского человека объяснить патологическими изменениями.

Другие высказывания относительно остатков, открытых Fuhlrott были еще более странными. Один из ораторов, принимавший участие в дискуссии о находках Fuhlrott, предполагал, что кости принадлежали "монгольскому" казаку, который погиб в 1814 г. во время наполеоновских войн.

В настоящее время палеонтология располагает большим количеством окаменелостей, относящихся как к человеческим формам, так и к формам, предшествующим человеку, так что никто из натуралистов не сомневается в древности истории человеческого рода, как и в эволюционном происхождении человека от животных. Последние десятилетия принесли особенно важные открытия в этой области, а в настоящее время ученые почти ежегодно находят новые ценные ископаемые находки, непосредственно связанные с эволюцией нашего рода. Однако, прежде чем мы перейдем к краткому описанию палеонтологических данных, следует еще представить новые взгляды о положении, которое занимает человек в зоологической системе и привести некоторые факты, почерпнутые из других наук и свидетельствующие об эволюционной связи человека с животным миром.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *